Миф о цветке Нарцис (Наргиз)

Как прекрасен Иран !!! Зацвели Нарциссы (Наргиз), сезон Наргиз-Зар начался!!! История: у разных народов и в разные времена нарцисс пользовался любовью и имел различное значение. Персидский царь Кир I, основатель династии Ахеменидов, был и первым садоводом Ирана. Он называл нарцисс “созданием красоты, бессмертной усладой”. В Древней Персии нарцисс называли “наргис”. На современном персидском языке его название звучит несколько иначе — “наргэс”, и в переводе означает “красивый глаз”. Поэты разных эпох, в том числе классик персидской поэзии Хафиз и корифей современной поэзии Ирана Рахи Муайери использовали название этого цветка в поэтической аллегории словосочетания “чашмэ наргэс”, подразумевая под ним подобные нарциссу глаза возлюбленной. Новые краски приобрел образ нарцисса в классических персидских романсах: часто встречающееся в них выражение “наргэс мает” означает “томный взгляд”. Значительную роль играет нарцисс и в мусульманской традиции. Магомет сказал о цветке: “У кого два хлеба, тот пусть продаст один, чтобы купить цветок нарцисса, ибо хлеб — пища для тела, а нарцисс — пища для души”. В Древней Греции восприятие нарцисса было совершенно иным. Там его образ приобрел символическое значение самовлюбленного человека. В одной из древнегреческих легенд рассказывается о происхождении нарцисса. В отдаленные времена в девственном лесу протекал ручеек, серебристые струйки которого никогда не омрачались ни дыханием пастуха, ни близостью стада. Ни один из лесных зверей, ни одна из лесных птиц ни разу не утолили своей жажды в его чистой воде, и даже листья, уносимые ветром, никогда не попадали в него. Свежий зеленый дерн окаймлял берега этого ручья, тенистые ветви оберегали его от знойных лучей солнца. Однажды охотившийся в этом лесу прекрасный Нарцисс проник, томимый жаждой и усталостью, в это убежище, но едва успел он утолить свою жажду из ручья, как им овладела мучительная страсть: пораженный собственной красотой, он безумно влюбился в свое отражение в ручье и был не в состоянии оторваться от него. Эхо разносило по лесу его жалобы и прощание с жизнью. Наконец, смерть сомкнула его глаза, красивая голова упала на мягкий дерн, и несчастный юноша унесся к берегам Стикса. Наяды, его сестры, покрыли его могилу своими длинными волнистыми волосами. Эхо вторило на тысячу ладов их жалобы и стоны. Наконец погребальный костер был готов, но тело прекрасного Нарцисса исчезло — вместо него на берегу серебристого ручья красовался нежный, душистый цветок.